Изменившим Родине дарована жизнь

Изменившим Родине дарована жизнь
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Не укладывается в голове та жестокость к людям не по своей вине оказавшимся в тяжелейшей ситуации. Слезы вы­ступают, когда читаешь о летчике Девятаеве, попавшем в не­мецкий плен, а потом угнавшего оттуда немецкий самолет. Вместо ордена — в ГУЛАГ! И совсем потрясает информация о возвратившихся из плена 120 тысячах офицерах. И все они были разжалованы и прямым ходом в Колымские края. И все же у меня возникали серьезные сомнения в правдивости опи­сания этой драмы. И не потому, что имею семь пядей во лбу…

Я знал многих людей, побывавших в плену и ничего: в 1945 году они вернулись домой. Всем известно, что из 28-ми героев-панфиловцев в плену были И. Шадрин и Д. Тимофеев, но им были вручены звезды Героев сразу, после освобождения из плена. В 1941 году под Уманью погибла наша 6-я армия — ее командующий, генерал Музыченко попал в плен. После осво­бождения из плена и прохождения госпроверки приказом Ста­лина от 31 декабря 1945 года Музыченко и его боевым товари­щам были восстановлены генеральские звания. Годы плена им засчитали как службу в Красной Армии, возвратили все орде­на. Писатель Злобин был в плену. Ну и что? Это не помешало ему получить Сталинскую премию. Да еще Первой степени! С чего бы товарищу Сталину так возлюбить их, а остальных в ГУЛАГ?

А теперь обратимся к архивным первоисточникам, дож­давшихся наконец своего часа.

Красная Армия отступала по всему фронту. Разбитые полки, дивизии, армии попадали в котлы. Большие и малень­кие. Многие красноармейцы сдавались в плен, но и немало из них пробивалось из окружения. Немцы активно использовали неразбериху и панику. Под видом окруженцев, они массово забрасывали в Красную Армию и тыл шпионов, диверсантов, провокаторов. Вальтер Шелленберг подробно описывает эти действия немецкой разведки. В октябре 1941 года Сталин из­дает приказ № 0521 о срочном создании фильтрационных ла­герей для проверки выходящих из окружения, бежавших из плена. Но не всех. Там, где части выходили из окружения орга­низованно, где командиры знали своих подчиненных, тех сра­зу направляли на передовую. Остальных проверяли. А позже «Смерш» проверял и полицейских, и старост, и лиц призывно­го возраста, проживающих на территории занятой немцами.

На 1 марта 1944 года проверку прошли 312594 человека, побывавших в плену или в окружении. Из них 71,4% (223272 чел.) было направлено в действующую армию, 2,6% (8255 чел.) отправлены в штрафные батальоны, 3,6% (11283 чел.) было арестовано, 1,4% (4337 чел.) направлено не куда небудь, а на службу в НКВД. Остальные: в оборонную промышленность или в госпиталя. От истощения, от пребывания в немецких лагерях умерло (0,6%). Еще 56400 чел. находилось на проверке в спецлагерях. Всего же проверку до конца 1944 года прошли 354592 человека, в том числе 83000 офицеров. Из них 56160 человек уволены из армии, 10000 направлены в войска, 15567 лишены офицерских званий, переведены в рядовой и сержант­ский состав. Те разжалованные офицеры, которые попали в штрафные (штурмовые) батальоны и искупили вину, были восстановлены в званиях.

Для НКВД было много работы по окончании войны. Для приема репатриируемых советских граждан, освобожденных союзниками было организовано 100 лагерей. Еще 46 сборных пунктов — для приема советских граждан освобожденных на­шими войсками. В такой фильтрационный пункт попал и Ев­гений Березняк («майор Вихрь»), которого я хорошо знаю. Он спас от гибели город Краков. «Госпроверка проводилась три месяца, — рассказывал Евгений Степанович, — здесь были и Герои Советского Союза, и немало офицеров, генералов, кото­рые побывали в окружении или в плену. Затем выдавался до­кумент о том, что «прошел госпроверку». Чекисты еще многие годы будут вести наблюдение за Березняком. Здесь можно и возмутится. А если трезво…? После войны американские спец­службы использовали в своих целях завербованных немцами советских разведчиков, пленных, угнанных в рабство. Была такая страшная масштабная война. Кого винить?

Итого, к 1 марта 1946 года было репатриировано 4199 488 советских граждан, в том числе 1539475 военнопленных. На 14 марта 1946 года по результатам проверки 281780 военноплен­ных направлено по месту жительства (18,31%), 659190 (42,82%) призваны в армию, 344448 (22,37%) зачислено в рабочие ба­тальоны. Из числа репатриантов проверочные органы уста­новили 226127“ человек (14,69%), которые входили в команд­ный состав органов немецкой полиции, «народной милиции», «русской освободительной армии». Установили участников карательных экспедиций, добровольно перешедших на сторо­ну врага, бургомистров, сотрудников гестапо, других пособ­ников оккупантов. И что же, товарищ Сталин сурово наказал их? Каково будет изумление потомков тех, чьи отцы и матери сложили головы за свободу Родины, узнав, что Сталин осво­бодил их от уголовной ответственности за измену Родине, ог­раничился отправкой на спецпоселение сроком на 6 лет. Более того, спецпоселение им засчиталось в трудовой стаж. Конечно, были и невинно пострадавшие. Возможно тот же боевой лет­чик Девятаев. Но это были скорее единичные случаи. На то она и война. Как правило, войны всегда с аппетитом пожирали невинные жертвы.

Есть и другая сторона истории с пленными. Англо-амери­канское командование сообщило Сталину, что ими пленены не­сколько десятков тысяч русских, воевавших на стороне немцев.

Англичане разделили их на две части, те кто активно воевал против Красной Армии, а потом против союзников. И те, кто был в немецких военных строительных организациях. 6 нояб­ря 1944 года в Мурманск прибыли корабли с теми, кто якобы не запятнал себя кровью. Их было 10200 человек. Их встречали оркестром и восторженными речами. Как всех, вернувшихся оттуда, их проверяли. Но потомок великого Льва Толстого, Н. Толстой пишет в книге «Жертвы Ялты», что какой-то норве­жец слышал, что 7 ноября в Мурманске доносились автоматные очереди… Через несколько месяцев англичане отправили еще 9500 бывших советских военнослужащих. Разбирайся с ними, дядюшка Джо (так уменьшительно американцы звали Стали­на — В. С.). Союзники считали, что Сталин по законам войны жестоко расправится с изменниками. Ну а уж сами пленники тем более были уверены, что за измену их расстреляют. В исто­рии войн так было — пощады к предателям не было. Александр Невский отпустил пленных псов-рыцарей со знаменитым нази­данием: «Идите и скажите…, кто с мечем придет, тот от меча и погибнет!» Но он отдал на растерзание жителей Новгорода сво­их воинов, предавших русскую дружину.

Суворов пленил в Альпах французских генералов, но после боя вручил им шпаги, как олицетворение офицерской чести, и отпустил их с Богом. Но в тот же день расстрелял сво­их офицеров, предавших его. По законам войны так поступали полководцы всех времен.

И вот в Мурманск прибыли англо-американские корабли с пленными. Те немногие, кто был на причале, с ненавистью и презрением бросали: «Фашистские ублюдки! Предатели!» Все жители Мурманска были уверены — суровая кара изменникам неминуема. Пленные были построены там же, на пристани. Перед ними остановилась группа советских командиров. Один из них — представитель командования вышел вперед.

— По Закону военного времени, — суровым голосом чека­нил генерал, — в соответствии со статьей 193 Уголовного Кодекса РСФСР за переход на сторону врага вы должны быть немедленно расстреляны. — Сделав паузу, он продолжил: — но руководствуясь гуманными соображениями, Советское прави­тельство и Верховный Главнокомандующий Маршал Советс­кого Союза товарищ Сталин простили вас. Вы освобождаетесь от уголовной ответственности…

Пленные долго не могли прийти в себя. Многие из них приговорили себя после того, как взошли на борт судна. И вдруг… И плакали прощенные навзрыд. После проверки, они на 6 лет были отправлены на спецпоселение.

Старый лжец Солженицын в своих опусах представил этот эпизод как безнравственный со стороны союзников. Яко­бы выдавших свирепым большевикам «простых людей Рос­сии», «простых крестьян», «помимо их воли передали в руки тех, от кого нельзя ждать правого суда.» Нобелевский лауреат хорошо знал, что это были отпетые головорезы из зондеркоманд, власовцы до конца сражавшиеся бок о бок с эсэсовцами, казаки атаманов Краснова и Шкуро известные своими зверс­твами, «легионеры» многих прогитлеровских формирований. То есть те, за кем плакала перекладина с веревкой.

Н. Толстой в своей книге «Жертвы Ялты» расписывает ужас возвращения пленных в Одесский порт. Якобы детки чекистов тут же, ради забавы их «мочили» из автоматов. Не хочется копаться в этом очередном вранье. Но слишком это по­хоже на эпизоды из книг ужасов нашего «духовного пророка» Солженицына.

Как же был прав жесткий Ленин, сурово осуждавший то­варища Сталина за мягкотелость.

В.Ф. Седых

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts