Как земляки Ющенко Мазепу «за зраду» били

ющенко
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Но зато именно после Батурина всю Украину охватил пожар партизанской войны. Малороссы поднялись на борьбу со шведами и предателями-мазепинцами. Особенно доставалось негодяям в родных местах нашего третьего президента-мазеполюба:

Почему-то считается, что изображать Мазепу в неприглядных красках (то есть таким, каким он был в действительности) любили только русские историки. Но это не так! Очень много интересного о злодеяниях гетмана и Карла XII на Украине можно почерпнуть из трудов архинационалистических специалистов по препарированию исторических тайн. У людей, так сказать, с «безупречной» репутацией — живших в «свободном мире» и печатавших свои труды в Европе и США.

При написании нижеследующей главы я специально решил воспользоваться только теми данными, которые приводятся в подобной литературе. Прежде всего, монографией Александра Оглоблина «Гетман Мазепа» — личного Друга организатора дивизии СС «Галичина» профессора Кубийовича. Между двумя «учеными» существовало настоящее взаимопонимание и даже сходство в биографиях. Оба они, как и бывший «Герой Украины» Роман Шухевич, активно сотрудничали с гитлеровцами. Просто Кубийович «лизал» им во Львове. А известный мазеповед Оглоблин то же самое делал в Киеве. В сентябре-октябре 1941 года он служил первым киевским градоначальником («бургомистром», по немецкой терминологии) при оккупационном режиме. Его монография о гетмане-предателе, вышедшая в 1960 году уже за океаном, написана именно с точки зрения профессионального и, отдадим ему должное, успешного предателя. А значит, верить ей можно вдвойне.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА

Как земляки Ющенко Мазепу «за зраду» били

Александр Петрович Оглоблин. Родился 6 декабря 1899 года 6 Киеве.

Настоящая фамилия — Мезъко. Настоящее отчество — Михайлович. Долгое время считал себя сыном своего официального отца, состоятельного киевлянина Петра Оглоблина, владевшего домом на Андреевском спуске, 4 и книжным магазином на Крещатике.

Только спустя многие годы узнал, что его настоящего отца зовут Михаил Николаевич Мезько, и познакомился с ним. Официальные биографы «видатного науковця» никогда не объясняли причин такого двойного отцовства, но оно, несомненно, повлияло на раздвоенность личности Александра Оглоблина. Это был один из самых ярких перевертышей переходной эпохи первой половины XX века.

Учился в III Киевской гимназии на Подоле, потом в университете Св. Владимира на историко-филологическом факультете. Высшего образования в связи с революционными событиями не получил, что не помешало ему стать «красным профессором». В 27 лет получил степень доктора истории украинской культуры, потом — доктора исторических наук. Практически не поддерживал отношений с родственниками, отрекшись от своего «эксплуататорского » происхождения. В 30-е годы-арестовывался НКВД, но вскоре был отпущен, что обычно происходило с людьми, которых предназначали на роль стукачей.

В 1941 году остался в Киеве как член ОУН (М) и стал первым киевским бургомистром при оккупационной власти. В 1943-м уехал во Львов, потом в Чехословакию, Германию, а в 1951 году эмигрировал в США. С 1958-го — профессор Украинского технического института в Нью-Йорке. Автор многочисленных книг по украинской истории, написанных сначала с советских, а потом — с антисоветских позиций. Умер в 1992 году в роли «светила» националистической науки.

Понятное дело, что для Оглоблина Мазепа сугубо положительный персонаж. А как же еще «зраднику» оценивать себе подобных? Не крыть же их последними словами! Но тем ценнее факты, которые приводит этот историк-перевертыш. Именно благодаря его изысканиям, я узнал, что особенно активно с Мазепой и его шведскими хозяевами сражались земляки Виктора Ющенко из Недригайловского района на Сумщине. А сам Недригайлов дважды оказывался в осаде шведов, после чего был взят и сожжен дотла.

Виктору Андреевичу, любящему популяризировать «резню» в Батурине, следовало бы для объективности вложиться еще и в восстановление Недригайловской твердыни. Пусть помнят нынешние украинцы, чем оборачивался в прошлом для нашей страны приход «просвещенных» европейцев.

Предоставим же слово Оглоблину о шведском вторжении на малую родину нашего третьего президента. Цитирую языком оригинала, дабы никто, не дай Бог, не попытался обвинить меня в неточном переводе. Благо, все в-нашей стране замечательно понимают и русский, и украинский языки: «30 листопада 1708 р. загін полковника Дюкера числом близько 1500 чол. хотів зайняти місто Недригайлів, але мешканці засіли в замку й не впустили шведів, які у відплату за це спалили передмістя й спустошили околицю».

Конечно, если бы среди них был человек, наподобие Оглоблина, мечтавший стать недригайловским бургомистром, то оккупанты спалили бы не только предместье! А так упорным европейским просветителям пришлось предпринять еще одну попытку. Как пишет в своей книге «Гетьман Іван Мазепа та його доба» все тот же Оглоблин, «9 грудня 1708 р. король вислав туди загін у 500 чол. на чолі з підполковником Функом. В м. Тернах всі мешканці, навіть жінки, билися проти шведів. Адлерфельд свідчить, що загін Функа вбив близько 1600 чол. у Тернах, спалив це містечко і місто Недригайлів, а також чимало сіл. Але широко задумана східна експедиція Карла і Мазепи в лютому 1709 р. не вдалася».

Почему же у нас никто не вспоминает о сожжении Недригайлова? Почему молчат о десятках других украинских местечек и сел, которые уничтожили Мазепа и его шведские друзья? Ведь, по словам Оглоблина, «самі шведи признавалися, що вони пройшли цю землю «вогнем і мечем». На 7 миль навкруги все було знищено і спалено. Загинули міста й містечка Краснокутськ, Городня, Коломак, Куземин, Котельва, Мурафа, Колонтаїв, Олешня, Рублівка та інші й багато околичних сіл».

Как земляки Ющенко Мазепу «за зраду» били1

Между прочим, все это места, из которых происходили мои предки по отцовской линии. Сожженный шведами Куземин — родное село моего отца. А в начале XVIII века оно было сотенным местечком Гадячского полка — соседнего с Полтавским! Там тогда стоял замок над речкой Ворсклой, который и сожгли шведы! Интересно, получится ли Виктору Ющенко убедить после всего этого меня, что шведы пришли на Украину как «союзники»? Думаю, нет. Далее если он мобилизует все киевские научные институты, где заправляют такие лее, как и он, перекрасившиеся в желто-синее бывшие красные «члены» КПСС.

Не увидели в карателях-шведах союзников и люди, населявшие тогда эти места. В теплой уютной эмиграции профессор Оглоблин продолжает повествовать о последствиях шведских зверств: «На терені Слобожанщини й пограниччі Гетьманщини «почалася нечувана до того партизанська війна» проти шведів, «ведена з упертістю й завзяттям головно українськими селянами».,.

Дальше историк-псевдонационалист (ведь не может же быть настоящим националистом советский профессор и гитлеровский лакей) был вынужден даже процитировать современную вторжению Карла XII «Лизогубовскую летопись» которая свидетельствовала на тогдашнем украинском языке, почему-то удивительно похожем на русский: «Того ж року (1708-1709) малороссияне ВЕЗДЕ на квартерах и по дорогам тайно и явно шведов били, а иных живых к государю привозили, разными способами бьючи и ловлячи блудящих, понеже тогда снеги великие были и зима тяжкая морозами, от которых премного шведов погинуло».

Вынужден Оглоблин признать и грабежи, которые чинили шведские солдаты, и мародерство, и осквернение ими православных церквей: «Обурене шведськими насильствами та грабунками, а де-не-де й зневагою українських церковних святинь чужовірною солдатескою, населення Сіверщини, під впливом також російської пропаганди, а згодом і закликів української адміністрації, почало вживати партизанські методи боротьби. Про це свідчать і шведські, і московські джерела».

Думается, главной причиной тут была все-таки не «російська пропаганда», а поведение захватчиков. Шведы были лютеранами. Причем, фанатичными. Они не проявляли терпимости к представителям других конфессий. Вот их и били малороссы, так же, как советские украинцы били немцев и их прислужников во времена Оглоблина. А тому, от дубины народной войны бежавшему, приходилось констатировать, что весной 1709 года «діяльність партизанських загонів, організованих за допомогою російської військової влади, охоплює всю територію, зайняту шведським військом. Стомлена лютою зимою, знесилена через тяжкий стан і хвороби… шведська армія в цей час особливо відчувала всю силу й небезпеку партизанської війни. Шведські учасники походу одностайно скаржилися на дії партизанських загонів у квітні 1709 р.».

Вы спросите, а почему Оглоблин вынужден был все это признать? Ведь до прихода немцев в Киев он числился советским доктором истории украинской культуры — причем, первым, кто получил эту степень в УССР! Ему было не привыкать к вранью. До того, как переквалифицироваться в истинного «европейца», а дотом «американца», он оценивал Мазепу весьма критически. Что же мешало ему подчистить факты?

То, что в таком случае его просто подняли бы на Западе на смех. Побежденные под Полтавой шведы оставили даже не десятки, а сотни мемуарных свидетельств о своем походе. В плену писали все. Даже рядовые солдаты, которые в это время в Швеции уже были грамотными. Партизанская война малороссиян против Мазепы и шведов — общее место западноевропейской историографии. Если ее и пытаются замолчать, то только в современной Украине, где верхи строят маленькую псевдо-Европу для себя лично, как раньше строили псевдокоммунизм.

Но самое главное: автор «Гетмана Мазепы» еще полвека назад поставил крест на тех исторических мифах, которые сегодня пытаются вбить в мозги наших сограждан. Конечно, и он тоже плетет ерунду о «тактических маневрах» своего великого учителя в ремесле предательства. Но под давлением фактов даже такой патентованный неомазепинец, как Оглоблин, вынужден признать: Мазепа заключил с Варшавой тайный договор, по которому Украина вместо того, чтобы получить независимость, ВОЗВРАЩАЛАСЬ В СОСТАВ ПОЛЬШИ.

Как земляки Ющенко Мазепу «за зраду» били2

«Спеціально досліджував питання про ці українсько-польскі переговори доктор Микола Андрусяк, — пишет Оглоблин. — Хоч, на нашу думку, він дещо переоцінює характер і значення угоди Мазепи з Станіславом Лещінським, але можна погодитися з твердженням доктора Андрусяка, що на підставі цієї угоди УКРАЇНА МАЛА ЗАБИТИСЬ З ПОЛЬЩЕЮ як велике князівство, на тих самих основах, як Велике князівство литовське; в його склад мали ввійти Правобереясжя та Лівобережжя з Сіверщиною… Це й дало підставу російським урядовим колам, починаючи з маніфестів Петра І до українського народу восени 1708 p., обвинувачувати Мазепу в тому, що «намерение его было отторгнуть Малую Россию от Российской державы и паки подвести под иго польское».

Ничего нового в такой политике не было. Мазепа всего лишь повторял замысел гетмана Ивана Выговского, точно так же действовавшего во времена его юности. В те времена Мазепа служил «покоевым шляхтичем» — пажом польского короля Яна Казимира. На старость его снова потянуло к прежнему месту службы — в Речь Посполитую.

Но настоящая сенсация скрывается в монографии Оглоблина о Мазепе не в основном тексте, а в авторских примечаниях. Уже в 2008 году Батурин отстроили как крепость-музей. Однако после чтения оглоблинской книги возникает вопрос: было ли там что отстраивать? В примечаниях к своему труду автор приводит сразу несколько свидетельств разного времени о том, в каких развалинах стояла гетманская столица задолго до ее «штурма» Меньшиковым! В 1691 году Мазепа писал в Москву: «В Батурине городе проезжие башни зело малы и те ветхи и худы да и городовая стена во многих местах обвалилась, а починить нечем».

Ничего де изменилось и позже: «в 1700 г. московский поп Иван Лукъянов, проезлсая через Батурин, заметил, что «город не добре крепок, да еще столица гетманская». А в 1708 году генеральный судья Василий Кочубей, обличая Мазепу в измене, писал царю: «Батурин 20 лет стоит без починки, и того ради валы около него всюду осунулися и обвалилися; взглядом того и одного дня неприятельского наступления отсидетися невозможно».

Мазепа отговаривался, что «к строению того города за непрестанными воинскими крымскими и нынешними походами не было угодно времени». Единственное, что он успел, — это обнести «знатным видом» собственный загородный дворец.

Какой вывод напрашивается из этих свидетельств? Гетман был бездельник и вор. За почти 20 лет так и не удосужился укрепить свою столицу, кроме личного логова, где прятал от батуринцев казну. Это очень напоминает нынешних временщиков, управляющих Украиной. Вокруг собственных поместий они возводят многометровые стены. А украинская армия и флот в то же самое время приходят в полную негодность.

Признал Оглоблин и то, кто же на самом деле поддержал Мазепу, когда он драпанул к шведам. Это были сердюки, калмыки и молдаване — одним словом, истинно украинские люди.

Сердюками в те времена назывались наемные пешие полки. Служить в них шли не казаки, а так называемые «лицарі другого сорту» — уголовники и бандиты, готовые за деньги служить кому угодно. В декабре 1708 г. в четырех сердюцких полках Мазепы осталось только 300 человек а в двух компанейских (наемных конных) еще 500. Кроме того, триста волохов (так на Украине называли молдаван), которых гетман переманил от польского магната Огинского, и даже 40 калмыков!

«При нем войска козацкого ничего нет», — свидетельствовал в Лебедине, где была русская ставка, малороссийский поп Иван из Роменщины. «Про малу кількість гетьманського війська, — указывает Оглоблин, — оповідають і інші перебіжчики. Московський уряд вважав, що війська в Мазепи «и тысячю не будет».

Этот жалкий наемный сброд лучше всего показывает, какой «рейтинг» был у Мазепы после двадцатилетнего правления. Видимо, процента два-три. Точь-в-точь, как у Ющенко к концу правления. Мазепинец от Мазепы недалеко падает.

Бузина О.А.

Ваз 2107 — регулировка сцепленияhttp://ladamaster.com/vaz-2107-regulirovka-scepleniya

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts