Кто развязал Вторую мировую войну?

Гитлер
4.00 avg. rating (77% score) - 1 vote

Сегодняшнее заказные борзописцы ничтоже сумняше пишут, что Вторую мировую войну развязал Гитлер, а Ста­лин подбрасывал дрова в пылающий костер войны в Европе. Это не совсем так. Меры проводимые Советским правитель­ством дабы предотвратить угрозу войны известны. И все же, кому отдать пальму первенства, кто первый ступил на тропу Второй Мировой войны?

Читателю вероятно известно содержание знаменито­го Версальского договора 1919 года, по которому к Польше отошли огромные территории германских земель вместе с их населением, в том числе и провинции Восточной Пруссии? Самолюбивая и энергичная немецкая нация сочла себя очень униженной и оскорбленной. Немецкий народ оказался спло­ченным в стремлении вернуть свои территории. Господин Гитлер придя к власти хорошо понимал на каких струнах он будет играть. Последствия несправедливого Версальского договора понимали и лидеры ведущих стран Европы, но они умышленно потакали Польше в ее захватнических стремле­ниях.

После того как Пилсудский накостылял красному пору­чику Тухачевскому, он просто ошалел от эйфории, посчитав, что для поляков недостаточно отошедших им немецких тер­риторий. Маршал Пилсудский стал открыто призывать поля­ков для захвата Пруссии. Но вначале поляки без объявления войны захватили украинские и белорусские земли, а потом оккупируют Вильно и Виленскую область у Литвы. Разбой­ничий аппетит у поляков стал возрастать, и они тут же захватили Верхнию Силезию со всей ее промышленностью и угольными запасами.

Немцы, видя такое вероломство поляков, обратились к Англии, Италии и Франции с просьбой помочь восстановить справедливость, однако союзники никак на это не реагирова­ли, то есть, открыто или тайно, но они поддерживали Поль­шу.

С приходом Гитлера к власти поляки сразу же заключа­ют с ним соглашение «О мирном урегулировании споров», что дало возможность ревизии Версальского Договора и пре­вращении Польши в буфер между СССР и Германией.

Сталин был очень обеспокоен обстановкой в центре Европы. Естественно, он уже знал, что представлял собой Адольф Гитлер и какими идеями он обуян. Потому, он искал пути предотвращения угрозы со стороны агрессивной Поль­ши, и естественно нового очага войны — Германии.

Тем временем Германия устремила свои алчные взоры на Чехословакию. Со стороны Франции поступило предло­жение подписать договор о противодействии германским планам между СССР, Чехословакией, Польшей, Финляндией, Латвией, Эстонией и Литвой. Но Польша сразу, категоричес­ки отвергла эту идею, ибо сама вынашивала захватнические планы.

Поляки активно поддерживали Гитлера по ремилита­ризации Рейнской зоны, а сами рассчитывали оккупировать часть Чехословакии. Гитлер делал вид, что он не против этого акта. СССР срочно подписывает договора с Францией и Чехос­ловакией о взаимопомощи. Но когда для чехословаков наста­ло трагическое время, поляки отказались пропустить дивизии Красной Армии, тем самым они помогли Гитлеру в уничто­жении Чехословакии. Более того, поляки убедили Румынию отказать Советскому правительству перебросить части Крас­ной Армии через их территорию для помощи чехословакам. А 2 октября 1938 года под предлогом защиты нацменьшинств польская армия сама ворвалась в Чехословакию.

С целью оккупации Литвы и заручившись поддержкой Гитлера Польша подтянула к ее границам свыше 100 тысяч войск. Но СССР и Франция решительно пресекли эту агрес­сию.

Империя… — эта была голубая мечта ляхов. В конце тридцатых годов по всей Польше проходили массовые де­монстрации с требованием заполучить заморские колонии.

Захватническая политика Польши была четко сформу­лирована в ее официальной программе по колониальному вопросу, где черным по белому было записано, что «Великая Польша имеет право на колонии!» Смелость поляков подкреп­лялась заверениями Гитлера в полной поддержке Польши. В тоже время немцы стали открыто предъявлять в общем-то законные требования о возврате в рейх чисто немецкого го­рода Данциг, отошедшего к Польше на основании Версаль­ского договора. Но поляки начали хитрить, маневрировать…, у них были свои, великодержавные планы. В конце-концов немцам было категорически отказано. Любопытно, что Ан­глия продолжала открыто поддерживать Польшу и обещала оказать помощь в случае чего…

Для СССР стало очевидным, что Англия стремится под­толкнуть Германию к войне с СССР, ну а если эти планы не сбудутся, то надо найти общий язык с Гитлером. 1 августа 1939 года между внешнедипломатическими ведомствами Германии и Англии состоялись тайные переговоры. Англи­чане изъявили готовность заключить с Германией соглаше­ние и полностью уважать германские сферы интересов, и даже отказаться от гарантий, представленных ими некото­рым государствам (речь шла о Польше). Более того, анг­личане отказывались вести переговоры о заключении пакта с СССР. Однако переговоры между Англией, Францией и Со­ветским Союзом начались, и это не давало покоя Гитлеру. В данном случае становилось очевидным, что такая коалиция похоронит сумасбродные планы германского фюрера. Немцы начинают искать пути сближения с СССР. Гитлер направляет телеграмму Сталину, где открыто приветствует заключение пакта о ненападении между СССР и Германией. Для этого он намерен направить для переговоров ответственного го­сударственного деятеля. А далее Адольф Гитлер сообщает Сталину:

«Напряженность между Германией и Польшей стала не­выносимой. Поведение Польши по отношению к великим де­ржавам таково, что кризис может разразиться в любой день. Перед лицом такой вероятности Германия в любом случае намерена защищать интересы государства всеми имеющи­мися в ее распоряжении средствами».

В тот же день, 21 августа 1939 года Сталин в ответной, краткой телеграмме уведомляет Гитлера, что правительство СССР непротив заключить пакт о ненападении, и что прави­тельство согласно на прибытие в Москву Риббентропа.

О Польше в телеграмме ни слова. В эти же, августовские дни 1939 года Гитлер встретился с командующими всех ро­дов войск вооруженных сил Германии. В беседе с генералами он сказал: «Польша будет опустошена и заселена немцами. Мой договор с Польшей был только выигрышем во време­ни. В общем, господа, с Россией случится то, что я сделал с Польшей. После смерти Сталина, он тяжело больной человек, мы разобьем Советскую Россию. Тогда взойдет солнце не­мецкого мирового господства».

23 августа 1939 года в Москву прибыл министр иност­ранных дел Германии Риббентроп. Его сразу же принял Ста­лин. Откровенный разговор длился около трех часов, обсуж­дались многие важные для двух стран вопросы. Заключая беседу Сталин заметил, что немцы желают мира и поэтому одобряют дружеские отношения между нашими странами, на что Риббентроп мгновенно отреагировал:

— Да, германский народ хочет мира, но с другой стороны возмущение Польшей у нас очень сильно, и мы все готовы воевать. Мы больше не будем терпеть польские провокации!

Сталин как будто не услышал этого заявления и не­ожиданно провозгласил тост за канцлера Германии Адольфа Гитлера. На этом советский лидер и простился с высоким не­мецким посланником.

Немного забежим во времени вперед.

На Нюрнбергском процессе неожиданно был поднят воп­рос о секретном договоре между СССР и Германией, хотя та­кого документа судебному заседанию не было представлено. В то же время в последнем слове одним из основных обви­няемых Риббентропом была озвучена важная информация. «Когда я приехал в Москву в 1939 году к маршалу Сталину, он обсуждал со мной не возможность мирного урегулирования германско-польского конфликта, а дал понять, что если он не получит половины Польши и Прибалтийские страны, еще без Литвы с портом Либава, то я могу сразу же вылететь назад».

Так был ли секретный протокол? Был! Он не мог не быть. И тому очевидное подтверждение. При наличии уже сильной Германии Сталин не смог бы без ее согласия присо­единить к СССР Прибалтийские страны, Западную Белорус­сию, Западную Украину, Бессарабию. Еще до визита Риббен­тропа Сталин хорошо понимал, что Гитлер пойдет на любые уступки, Германия хотя и на время, но станет дружественной СССР державой, а Англия и Франция пусть с ней скубуться. В то время дипломатический поступок Сталина расценили во всем мире как мудрый и дальновидный.

Адольф Гитлер отдал распоряжение готовится к войне. О том, что Германия вот-вот может захватить Польшу, ру­ководителям стран Европы было известно. Трезвомыслящие политики Запада советовали полякам обратиться за помо­щью к СССР. В это время (лето 1939 г.) Красная Армия уже имела возможность противостоять Германии, но поляки от этого предложения отказались.

Советская разведка докладывала Сталину, что в руко­водящих кругах Польши была полная уверенность, что они не только отобьют нападение Германии, но и смогут нанести контрудар с целью взять… Берлин.

Сталин предложил Англии, Франции, Польши, Румы­нии и Турции собраться и обсудить сложившуюся ситуацию, и подписать декларацию на случай германской агрессии. Од­нако Польша и Румыния отказались подписать такой доку­мент.

«Никаких договоров с СССР, никакого пропуска совет­ских войск через польскую территорию!» — твердо заявляли поляки.

К этому скандальному вопросу подключились францу­зы. Министр иностранных дел Франции Ж. Боннэ потребовал от польского посла разъяснений. Тот ответил: «Бек (министр иностранных дел Польши) никогда не позволит русским вой­скам занять те территории, которые мы у них забрали в 1921 г.». Посол заявил, что «поляки ворвутся в глубь Германии в первые же дни войны!».

Когда доложили Сталину о поведении поляков и румын, он сказал, что наша совесть чиста и мы будем поступать в соответствии с нашими интересами.

Через несколько дней СССР заключил с Германией До­говор о ненападении. А как же по другому? Ведь в то время Польша была намного опасней Германии. Именно Польша была детонатором начала Второй мировой войны.

Бывший сталинский нарком Н. Байбаков, работавший потом и при Горбачеве, в своих воспоминаниях писал: «Се­годняшние фальсификаторы, клеветники России тщатся из­вратить смысл и задачи политики Советского Союза тех лет, доказать геополитический сговор Сталина и Гитлера, то, что, мол, коммунизм и фашизм — почти одно и тоже. Это — клевета и на всех нас, и на историю страны. Достаточно одного срав­нения: Гитлер — это превосходство одной нации, немецкой, над всеми народами мира. Сталин — это интернациональное братство людей!»

Но стоило только Сталину заключить этот Договор, как Англия и Франция сразу пришли в ужас. Они мгновенно осознали, что Гитлер теперь будет иметь широкий доступ к нефти на Востоке. В конце 1939 года англичане приняли решение без объявления войны нанести бомбовые удары по нефтяным месторождениям России (Нейтральной стране — В. С.). К этому акту уже все было готово. Англичане даже су­мели сфотографировать Баку и сделали попытку заснять не­фтяные причалы Батуми. Но их ждали русские зенитчики. Сработала сталинская разведка. И быть бы большой войне еще в мае 1940 года. И только вторжение немецких войск во Францию предотвратило ее начало.

Начиная 1 сентября 1939 года войну Гитлер имел только одного противника — Польшу. Через месяц, успешно завер­шив компанию он приобрел противников в лице Франции, Англии и автоматически такие страны как Индия, Австра­лия, Новая Зеландия, Южная Африка, Канада и других. 17 августа 1939 года войска СССР вошли в Польшу, освободили более 200 тысяч кв. км территории, известной как Западная Украина и Западная Белоруссия, и никто Советскому Союзу войны не объявил. И даже не упрекнул.

Даже наши недоброжелатели признают, что сложнейшие вопросы войны и послевоенного устройства в большинстве случаев решались так, как предлагал их Сталин. Сосредото­чив в руках всю власть он решил главную задачу: накануне войны фактически создал антигитлеровскую коалицию.

В.Ф. Седых

4.00 avg. rating (77% score) - 1 vote

Related posts