Петр Первый — великий украинофил

Петр
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Сегодня гигантскую фигуру этого царя у нас пытаются засунуть в тесную шевченковскую формулу: «Це той первий, що розпинав нашу Україну ». Так и видится за ней образ какого-нибудь деспота в древнеримском духе, приколотившего к кресту целую страну! Однако Шевченко был не историк, а поэт. К тому же, полуграмотный. За всю жизнь он толком прочитал только несколько книг. Да и писать без ошибок так и не научился — на одной странице слово «бухгалтер» царапал в трех разных вариантах. Верить ему нельзя. Хотя бы потому, что Петр I никогда не практиковал казни распятием, предпочитая ей более привычные способы — повешение, обезглавливание и четвертование.

Однако этим свою государственную деятельность он не ограничивал. Император был молодчага — храбрец, реформатор, просветитель. Как говорится, деятель мирового масштаба. Недаром даже один из самых критично настроенных современных русских писателей Эдуард Лимонов нашел для него несколько добрых слов: «Он собрал у себя все отбросы Европы, тех, кто еще не уехал в Америку, авантюристов, военных наемников, отпетых мерзавцев, лгунов и просто преступников. Но именно такие и были ему нужны при строительстве нового государства: алчные, наглые, дерзкие, беспардонные эмигранты. Ни один современный лидер не может себе позволить собрать весь европейский сброд и с их помощью создать современное государство. Петр использовал формулу всех без исключения революций: «Кто был ничем — тот станет всем!»… В человеке Петр ценил не происхождение, не место в Бархатной книге сословий, но энергию, силу воли, профессиональность».

Никакого предубеждения к Украине у императора не было. Он обожал все европейское или хотя бы европоподобное. «А страна казаков и была такой слегка вестернизированной Азией.

Взять хотя бы того же Мазепу. Поначалу юный Петр души в нем не чаял! Он хотел доверять людям, велся на внешний лоск. Будущий гетман-предатель появился при дворе царя как ставленник его злейших врагов — царевны Софьи и ее фаворита Васьки Голицына. Было это в 1689 году. Незадолго до того Иван Мазепа купил у Голицына вожделенное гетманство, а тот возьми и проиграй в придворных интригах — с высокого места слетел и оказался в ссылке.

По логике Петру I следовало бы намять бока не только коррупционеру Голицыну, но и тому, кто дал ему взятку — хитрецу Мазепе. А он вместо того Ивана Степановича пригрел и обласкал! Верил ему так, что даже не окружил надежными осведомителями. Донос Искры и Кочубея — и тот завернул! По сути, гетман двадцать лет правил в Малороссии, как хотел, до самого перехода своего к шведам в 1708 году.

Два десятилетия самодержавный царский режим никак не вмешивался во внутренние украинские дела. Не собирал налогов, не мешал грабить казацкой старшине народ, а единственное, чего требовал, — это посылать казачьи полки для поддержки царского войска. Полки эти, кстати, воевали отвратительно — драпали при первой же возможности, а мужичков на Псковщине, где шла война со шведами, обирали так, что фельдмаршал Шереметьев просил их забрать назад: «Лучше умереть., нежели с ними служить, а на добычу и на разорение таких не слыхано».

Несмотря на это, Петр тратил кучу драгоценных царских сил на защиту Украины — построил в Киеве крепость, заставил Мазепу соорудить еще несколько крепостей на границе с татарами, чтобы спасти своих подданных в шароварах от набегов с юга. Еще и армию казачью пытался переучить по новейшему европейскому образцу, дабы она не только водку лопала, но и стрелять дружным залпом умела! Только саботажник Мазепа (представьте себе!) всеми силами этому сопротивлялся. Не хотелось ему иметь под командой боеспособных казаков. А вдруг воевать хорошо научатся, да и самого гетмана на место поставят — земли, захваченные у простого люда юридическими подтасовками, заберут назад.

Почему, кстати, в 1709 году украинский народ (он же — малороссийский) никак не поддержал Мазепу? Боялся расправы со стороны Петра, как утверждают теперь наши историки? Да ничего подобного! Царь никого не карал — наоборот, даже покаявшихся в предательстве старшин прощал и наделял прежней властью. Иван Скоропадский, например, тоже поначалу сбежал вместе с Мазепой. Но потом одумался, присмотрелся поближе к новым шведским хозяевам, вспомнил о присяге обманутому царю и вернулся. Что же сделал ему царь Петр? Распял? Отрубил руки и ноги на придорожном пне? Велел затоптать копытами диким калмыцким всадникам? Нет! Провел новые выборы и утвердил новым гетманом вместо Мазепы, согласно всем нормам казачьей «демократии».

А народу на зажравшегося Мазепу было вообще плевать. Он до того осточертел всем своей плюшкинской жадностью, взятками и коварством, что все только обрадовались, когда этот «гамнюк» вскочил с перепугу на коня и подался лизать ботфорты Карлу XII, А ботфорты — они, ого, с какими голенищами — тут длинный язык надо!

Гетманскую же гвардию — бездельников-сердюков, из поляков и молдаван навербованных — простые селяне просто ненавидели. От врага эти опричники не защищали, а грабить своих умели даже лучше, чем Чужие — все знали, что где лежит.

Теперь иудин «подвиг» Мазепы называют «антиколоніальним повстанням». И врут, сволочи! Ведь гетман всего лишь договорился передать Украину из московского подданства, в шведское.

Петр Первый — великий украинофил

Никакой колонией она не была! Где вы видели колонии, о населении которых «колонизатор» говорил, что там живет единокровный православный народ?

А ведь именно ТАК было сказано в Коломацких статьях, которые подписал гетман в 1687 году, когда принимал должность.

Согласно этому документу, Мазепа должен был «всеми силами соединять в крепкое и неразрывное согласие ОБА РУССКИХ НАРОДА»

Петр I так и поступал, стараясь сгладить между ними разногласия и выявить все лучшее, что было в их природе. При этом царе малороссов-украинцев еще не брали в императорскую армию. Зато они заполнили чуть ли не половину всех высших церковных должностей в России. Украинские попы казались реформатору более прогрессивными, чем свои московские. Он поднял авторитет малороссийского духовенства настолько, что даже во главе русской церкви поставил киевлянина Феофана Прокоповича. И никто не кричал при этом в Москве: «Долой хохлацкого батюшку!», как орали совсем недавно (да и сегодня орут!) наши околоцерковные экстремисты: «Геть московського попа!», когда в начале 90-х во главе украинского православия стал митрополит Владимир — кстати, уроженец Украины, тоже сделавший карьеру в Москве и вернувшийся на малую родину, дабы принять митрополичью кафедру!

На вопрос, почему Малая Русь-Украина все-таки поддерживала Петра, есть однозначный ответ: он искренне любил и пытался защищать эту страну. Взятие царскими войсками в 1696 году Азова разрезало татарские кочевья, как ножом. Теперь людоловы куда реже ходили в набеги. Поход на Прут в 1711 году, хоть и не принес царю победы, зато отбил у турок охоту «мриять» под конопляным кайфом о покорении Киева.

Дружить с имперским Петербургом было исключительно выгодно и для малороссийской старшины, и для простых обывателей. Впервые за долгие годы на украинских землях установилась власть и порядок. Уставшие от казачьих междоусобиц люди это ценили и не желали возвращения к хаосу Великой Руины.

Петр Первый — великий украинофил1

Деятельность Петра I открыла уроженцам Украины широкие возможности делать карьеру в Петербурге. Вместо провинциальной ограниченности и мелочной сельской грызни сыновья казаков привыкали к великодержавному размаху. В столицу империи потянулись тысячи молодых людей из Малороссии. Они становились чиновниками, офицерами, художниками, музыкантами, занимали высшие государственные должности. Несмотря на южный говор, их не считали в Петербурге чужими. Даже наоборот! Простой черниговский казак Алексей Розум стал морганатическим мужем дочери Петра I Елизаветы. Он положил начало целому клану своих родственников, на протяжении XVIII—XIX вв. входивших в имперскую элиту.

Еще один клан основали в Петербурге Кочубеи — потомки оболганного Мазепой генерального судьи. Судьба тоже благоволила к ним. Но, пожалуй, наиболее блестящим представителем этой породы малороссиян был светлейший князь Александр Безбородько, руководивший внешнеполитическим ведомством при Екатерине II и Павле I. Во времена Петра его дед был не последним человеком в казачьей старшине, а он сумел подписать Кучук-Карнайджийский договор 1774 года, по которому весь юг нынешней (а не тогдашней — «узкой») Украины отбирался у турок и переходил под юрисдикцию империи двух славянских народов — малороссиян и великороссов.

А еще Петр I любил всех женить. С удовольствием верховодил на свадьбах. Ему нравилось, когда люди размножаются. Проводя политику сближения украинцев и русских, он охотно приветствовал браки между ними. В 1718 году гетман Скоропадский обратился к Царю с просьбой «выдать пятнадцатилетнюю дочь на Украине из тамошних за кого Бог повелит, желая при старости глубокой и здоровье ослабелом, прежде кончины своей, быть свидетелем ее благополучия».

Император слегка усовершенствовал гетманский проект и повелел, чтобы Скоропадский «в ознаменование верности и по примеру предшественников сговорил и выдал дочь за одного из чиновников великороссийских». Вскоре подыскали и кандидатуру — сына Петра Толстого, одного из самых преданных сподвижников императора, прославившегося тем, что добыл из-за границы сбежавшего царевича Алексея. А чтобы старик-гетман не скучал без дочки, Толстого-младше-го отправили служить на Украину, сделав Нежинским полковником.

Если было надо, Петр I не останавливался перед крутыми мерами против своих зарвавшихся «птенцов». Когда его любимец фельдмаршал Меньшиков стал выпрашивать в Малороссии Почепскую волость, он охотно дал ее, помня об услугах этого замечательного кавалерийского генерала в войне со шведами. Но когда тот же фаворит на радостях «округлил» свои новые владения с помощью продажных землемеров, гетман Скоропадский обратился с жалобой в Петербург. Император тут же встал на защиту справедливости! Меньшиков очутился под следствием. Началось многолетнее дело о так называемом «Почепском межевании», Скорее всего, «рейдеру» XVIII века не сносить бы головы. Но его спасла неожиданная смерть Петра в 1725 году. Однако земли прежним владельцам к тому времени успели вернуть.

Петр Первый — великий украинофил2

Так кем был Петр Великий? Великим украинофилом, по-моему.

Бузина О.А.

Партнер http://k-a-r-t-i-n-a.ru/category/karl-bryullov/

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts