В атаку шли штрафные батальоны

штрафные батальоны
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

О войне написано множество книг, мемуаров, воспоми­наний. И в этом ничего удивительного нет, ибо тема войны

—   бесконечное творчество. Но вопрос в том, как показать эту войну? К сожалению, все эти десятилетия авторы книг, и осо­бенно военных мемуаров слабовато показывали войну изнут­ри, из окопа, все получалось как-то театрально. Идеологичес­кие церберы выхолащивали в них нутро войны, показывали ее из окон фронтовых штабов.

С детства ощущаю в себе горький привкус рассказов фронтовиков о войне, потому понимаю, что за парадностью «уря-уря» была тяжкая окопная жизнь наших солдат. И, каза­лось, уже нечем удивить человека, прочитавшего практически все, что было написано о войне. Но одна книжка прямо-таки меня пригвоздила своей неподкупной правдой о войне.

Это книжка, к которой не прикасалась рука редактора. Вечная память автору герою — командиру отдельного штраф­ного батальона Михаилу Сукневу не дожившему до выхода в свет своих воспоминаний. «Записки командира штрафбата» написаны душой, сердцем и кровью! Это суровая проза вой­ны. «.. .Ибо в ней есть то, чего нет в печати и уже не будет…»

—   написал в предисловии комбат штрафников М. Сукнев. Эта книжка заставила меня более внимательно изучить историю штрафных частей Великой Отечественной войны.

О роли штрафных батальонов в Великой Отечественной войне длительное время замалчивалось, хотя ничего здесь крамольного не было, они чаще воевали как обычные пехот­ные части. Ну, а раз власть помалкивает, значит что-то тут не то… И стоило рухнуть советскому государству, и борзописцы дали волю фантазии. Нет, они не пишут о том, что военно-по­левые суды германцев, японцев, румын и других стран судили за уход с позиций без приказа. И виновных тут же расстре­ливали. Они не снимают фильмы о том, что наши союзники — «супердемократы» сразу же казнили трусов и дезертиров. А как по-другому, ведь войне чужды такие понятия как ми­лосердие и сострадание? Но не верится, чтобы Сталин, и не расстреливал?! Нет же, расстреливал, но тех, кто перебегал в стан врага. В тех стреляли и без Сталина. Стреляли из всех видов оружия, и их счастье, если уходили от возмездия. И три­буналы расстреливали изменников и паникеров. Остальным же преступникам давалось право на жизнь, предоставлялась возможность искупить вину кровью, защищать Родину.

В предыдущей главе читатель ознакомлен с приказом Ста­лина №227 от 22 июля 1942 года. Известно, что обстановка того момента требовала жестких мер, стоял вопрос о жизни или смер­ти советского государства. Но зачем же расстреливать? — рассу­дили в Ставке Верховного Главнокомандующего — пусть воюют. Приказом Сталина от 28 сентября 1942 года, было утверждено «Положение о штрафных батальонах и штрафных ротах».

В полосе каждого фронта создавались от одного до трех штрафных батальонов. Эти части формировались из средних, старших командиров и политсостава «допустивших трусость или неустойчивость» (от лейтенанта до полковника, от поли­трука до полкового комиссара). В штрафбаты направлялись командиры, допустившие бегство подчиненных им солдат с поля боя, самовольный отход подразделения с позиций, отказ выполнять приказ старших командиров, физическое их ос­корбление и т.д. И направлялись только приказом по бригаде, дивизии, корпусу, армии, фронту, на срок от одного до трех месяцев. Отправлялись в штрафбаты и по приговору военных трибуналов с применением отсрочки исполнения пригово­ра (ст. 28 УК РСФСР). Командиры и комиссары батальонов и полков направлялись в штрафбаты только по приговору воен­ных трибуналов. Такие батальоны формировались только по приказу командующего фронтом, и они находились в ведении штаба фронта.

Военные фильмы смотрю по несколько раз. А вот совре­менную киноленту «Штрафбат» второй раз смотреть не стал, столько здесь брехни и нелепицы. Телезрителю нет места для размышлений, настолько все ясно — зверюга Сталин бросал в мясорубку войны невинных людей.

Только один эпизод из этого фильма. Какой-то майор НКВД, в глубоком тылу, в ГУЛАГе формирует штрафной ба­тальон из урок, грабителей, убийц, рядовых солдат, офицеров, и… невинных. И назначает командиром штрафного батальона из числа самих штрафников. На самом деле офицеры отправ­лялись только в штрафбаты, а рядовые и сержанты в штрафроты. А командирами и комиссарами этих частей назначались из числа кадровых, опытных офицеров. И только приказом командующего фронтом и соответственно в роты — команду­ющими армий. В свою очередь командиры штрафных бата­льонов подбирали на должности командиров рот, взводов и отделений опытных кадровых офицеров и сержантов. Автор и постановщик фильма «Штрафбат», это явно лукавые анти­православные люди, они умышленно обливают грязью память наших отцов и дедов.

Положением от 28.09.1942 г. предусматривалось в преде­лах каждой армии создание от 5 до 10 штрафных рот. И они находились в ведении Военных советов армий.

Состав этих рот в основном формировали из солдат и младших командиров, совершивших преступления и направ­ленных приказом по полку, а так же по приговору военного трибунала на срок от одного до трех месяцев. Это были сол­даты и сержанты, наказанные за пьянство, драки с офицерами и т.д. Немало направлялось сержантов и старшин проворовав­шихся в интендантских службах.

В некоторых армиях были специальные штрафные роты. Скорее всего название этих подразделений было самодеятель­ностью командармов. Но их можно было понять — в эти спец- штрафроты направлялись дезертиры, те, кто не раз обрекал на поражение батальоны и полки Красной Армии.

Известно, что в 1942-1943 г.г. Берия освободил сотни ты­сяч людей из ГУЛАГа и направил их на фронт. Не исключе­но, что часть из них попадала в штрафные роты. Видимо, это были преступники, совершившие особо опасные уголовные и государственные преступления.

Я помню рассказ моего соседа — Степана Цыганова. Бу­дучи командиром роты, он штурмовал Сапун-гору в Крыму, и там миной ему оторвало ногу. «До штурма горы мы пле­нили немецкого полковника, — вспоминал сосед, — привели его на допрос к командиру дивизии. Когда закончился до­прос, гитлеровец обратился к нашему генералу: «Когда мы слышим «ура», знаем, что в атаку идет ваша пехота, когда слышим «полундра» — идут в бой ваши моряки. А что это за род войск, который идет в атаку с возгласом «е.. .р…»?» Ком­див вытаращил глаза…- отборный мат?! «Товарищ генерал, так это же мои хлопцы — штрафники!» — пояснил присутс­твующий здесь командир штрафной роты». Возможно в этом анекдотичном рассказе речь шла о тех, кто был направлен на фронт Главным управлением лагерей (ГУЛАГ).

Штрафбаты и штрафроты чаще всего использовались для прорыва мощных укреплений врага. С удовольствием слушаю песню В. Высоцкого «В прорыв идут штрафные ба­тальоны». С полным уважением к памяти великого барда, которого я знал, но все же беру на себя смелость заметить — штрафные батальоны шли не в прорыв, а шли в атаку на пулеметы, мины, на заграждения, чтобы прорвать, взломать укрепления врага. А в прорыв шла пехота, танки, артилле­рия. И только с одной целью — расширить фронт наступле­ния. И не было никакой нужды ставить позади штрафни­ков заградительные отряды — штрафники сами стремились смыть вину кровью.

Штрафбаты использовались для разведки боем в райо­нах, где намечались крупные наступления Красной Армии. Но всегда ли? А разве регулярные пехотные части не ходи­ли в атаку для прорыва вражеских укреплений, не ходили в разведку боем? Участники боевых действий минувшей вой­ны ответят вам, что эта задача в основном ложилась на плечи многострадальной матушки пехоты. На передовой той войны все были смертники, но часто штрафбаты шли в бой рядом с пехотными регулярными подразделениями.

Положение о штрафных батальонах и штрафных ротах регулировало не только их организацию и участие в боях, но и предусматривало поощрение и льготы штрафникам.

Каждый месяц службы в постоянном составе штрафного батальона засчитывался при назначении пенсии за шесть меся­цев. За боевое отличие штрафники награждались правительс­твенными наградами и досрочно освобождались от наказания. Им возвращались награды, воинские звания. Получившие ра­нения считались отбывшими наказания. Семьям погибших штрафников назначались пенсии на общих основаниях.

В штрафных ротах назначались на должности младшего командного состава с присвоением званий ефрейтора, млад­шего сержанта и сержанта.

Штрафникам, назначенным на должности младшего ко­мандного состава, выплачивалось содержание по занимаемым должностям, остальным — в размере 8 руб. 50 коп. в месяц. Полевые деньги штрафникам не выплачивались.

За боевое отличие штрафник мог быть освобожден до­срочно по представлению командования штрафной роты, ут­вержденному Военным советом армии. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представлялся к прави­тельственной награде.

Командир штрафбата М. Сукнев: «чтобы снять с себя клеймо штрафника». Комбат вспоминал, как три штрафника — добровольца ушли в разведку и пленили 23 гитлеровца. Их сра­зу же наградили орденами «Слава». Через час комбат посылает разведчиков вновь к немецким блиндажам. Это было 25 декабря 1943 года, в день Рождества. И вновь штрафники приводят 22 «языка». «Спустя час, — вспоминает М. Сукнев, — ребята возвра­тились ко мне в блиндаж, показывают еще по ордену «Слава»! В один день каждый боец получил по два ордена?!

А теперь, читатель, вспомни фильм — галиматью «Штра­фбат». Здесь не было ни наград, ни освобождений. А раненых вновь возвращали в штрафбат. И так годами воевали «невин­ные».

Перед оставлением штрафной роты досрочно освобож­денный ставился перед строем роты, зачитывался приказ о досрочном освобождении и разъяснялась сущность совер­шенного подвига. По отбытии назначенного срока штрафники представлялись командованием подразделения Военному со­вету армии для освобождения из штрафной роты.

Все освобожденные восстанавливались в звании и во всех правах.

Сколько же провинившихся за годы войны было направ­лено в штрафные подразделения? Согласно сведений храня­щихся в Центральном архиве Министерства обороны России (ЦАМ0.Ф.4.0п.12.Д.Ю5. Л.689-696.) в период Великой Оте­чественной было сформировано 65 штрафных батальонов и 1037 штрафных рот. Такое число объяснялось тем, что мно­гие из них существовали короткое время. Например, 1-й и 2-й штрафные батальоны, сформированные к 25 августа 1943 года из бывших военнопленных, уже спустя два месяца были рас­пущены, а их личный состав восстановлен в правах.

Всего в составе штрафных подразделений в разные годы воевало: в 1942 году — 24993 человека, в 1943-м году — 177694, в 1944-м году — 143457, в 1945-м году — 81766.

В это число входят средние и старшие офицеры в разное время направленные в штрафные батальоны, их всего 22 тыся­чи человек. В этом числе 3,5 тысячи командиров воевавших в составе четырех офицерских штурмовых батальонов.

Основной состав этих подразделений (как правило, штрафных рот) составляли военнопленные освобожденные в ходе наступления Красной Армии.

Таким образом, за всю войну в штрафные подразделения было направлено 427910 человек, что составляет 1,24% от чис­ла военнослужащих, прошедших через Советские Вооружен­ные Силы за годы Отечественной войны.

Учитывая, что книга «Повернул истории бег» посвящена полководцу войны Сталину, естественно, возникает вопрос: а как же он реагировал на наличие этих спецподразделений, как относились к этому командующие фронтами и армий?

С точки зрения исследователя отвечу: никак! Сегодня из­даны тысячи мемуаров о войне, но о штрафниках ни слова. Неужели они тоже боялись затрагивать эту тему? Но это же смешно и несерьезно. Да все объясняется просто — не было о чем писать и говорить, так как эти части воевали в тех же ус­ловиях, что и регулярные войска.

Вот и вся сермяжная правда о штрафниках «спасших» мир от коричневой чумы.

В.Ф. Седых

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts