Воевать малой кровью

Воевать малой кровью - Правдоруб - История и аналитика
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Задайте вопрос фронтовикам: «какие качества вы цените у командира?» Вам ответят: «заботу о жизни солдата». Конеч­но, такая сверхмасштабная война, какой была Отечественная, где были задействованы огромные массы людей, применялось оружие массового поражения, не могла обойтись малой кро­вью. Соответственно в этой войне был и масштаб потерь. Но винить Сталина в многочисленных жертвах, да еще из уст тех, кто и до войны отличался кровожадностью, — это по меньшей мере кощунственно. Я имею в виду Хрущёва. На неоднократ­ные просьбы Хрущёва и Тимошенко усилить их Юго-Запад­ный фронт, Сталин 27 мая 1942 года отвечал: «Имейте ввиду, что у Ставки нет готовых к бою новых дивизий, что эти диви­зии сырые, необученные и бросать их теперь на фронт — значит доставлять врагу легкую победу… Не пора ли вам научиться воевать малой кровью, как это делают немцы? Воевать надо не числом, а умением… Учтите всё это, если вы хотите когда-ни­будь побеждать врага, а не доставлять ему легкую победу».

Начиная с августа 1942 года, Сталин не давал спуску своим полководцам, допустившим окружение немцами даже двух-трех полков Красной Армии. «Когда вы научитесь вое­вать, пора бы…», — упрекает он Василевского и Толбухина и требует не допускать в будущем таких позорных случаев.

Еще более характерная телеграмма была послана Жукову — командующему Западным фронтом и ряду командующих ар­миями, где он советует брать пример с врага: «Немцы никогда не покидают свои части, окруженные советскими войсками, и всеми возможными силами и средствами стараются во что бы то ни стало пробиться к ним и спасти их. У советского коман­дования должно быть больше товарищеского чувства к своим окруженным частям, чем у немецко-фашистского командова­ния. На деле, однако, оказывается, что советское командова­ние проявляет гораздо меньше заботы о своих окруженных частях, чем немецкое. Это кладёт пятно позора на советское командование». Этот документ Сталин направил Жукову 17 августа 1942 года, когда узнал, что 387, 350 и 346 стрелковые дивизии 61-й армии уже несколько дней, истекая кровью, вели бои в окружении. А командование фронтом палец о палец не ударило, чтобы выручить дивизии из беды.

Можно по несколько раз изучать все военные мемуары высшего командного состава, но нигде, ни единым словом не сказано, что Жуков ставил цель выиграть сражение с наимень­шими потерями. На исходе войны надо было бы и поберечь своих солдат и офицеров, но полководец и здесь остается ве­рен себе: «война требует жертв — победа любой ценой!»

В фильме «Освобождение» очень красиво показана ноч­ная психическая атака при наступлении на Берлин. По прика­зу Жукова были включены сотни мощных прожекторов, фары и сирены на танках. И немец дрогнул, испугался… А участни­ки битвы за Берлин рассказывают другое. Вместо того, чтобы обойти хорошо укрепленные Зееловские высоты, Жуков попёр в лоб. В своё время немцы обошли линию Мажино и разби­ли французов. Здесь же прожекторы были разбиты в течение нескольких минут, а 2-я танковая армия генерала Богданова практически была вся сожжена «фаустниками».

Конечно, сейчас легко судить то время, тех полководцев, но рядом было немало примеров продуманных действий Ро­коссовского, Конева, Толбухина и других, у которых жизнь солдата стояла на первом плане.

Зееловские высоты многим воинам памятны. Они гроз­ной преградой стали на пути советских войск к Берлину, вздымаясь над старым руслом Одера на 40-60 метров. Исполь­зуя их крутые до 40 градусов склоны, изрезанные оврагами, гитлеровцы создали здесь вторую мощную оборонительную полосу. Жуков приказал атаковать Зееловские высоты прямо с открытой приодерской долины. На полки нашей 8-й армии немцы обрушили ураганный пулемётный и артиллерийский огонь. На это направление Жуков направил две танковые ар­мии. Но и они не смогли взять эти укрепления.

Позже Жуков взял Зееловские высоты. Но какой ценой?! Он навечно положил многие десятки тысяч лучших русских воинов. А Сталин знал цену этим победам. «Жукову надо не меньше 600 миллионов населения», коротко, но с сарказмом сказал он.

Жукову очень хотелось взять Берлин к 1 мая, но немцы упорно противились этому, — стояли насмерть, как и мы ког­да-то под Москвой. Хотя перед броском на Берлин мы превос­ходили противника в людях в 2,5 раза, в артиллерии — в 4, в авиации — в 2,3, в танках и самоходно-артиллерийских уста­новках — в 4,1 раза. Плотность авиации на 1 километр фронта на направлениях главных ударов составляла более 100 само­летов. А в полосе наступления 5-й ударной и 8-й гвардейской армий Первого Белорусского фронта достигала 170 самолетов на километр. Понимая, что его усилия не увенчаются успехом, Жуков позвонил Сталину и честно рассказал с какими труд­ностями столкнулись, и что к 1 мая Берлин не возьмем. Жуков потом писал как отреагировал на это Сталин:

«- Ну что ж, пока не сообщим. В это Первое мая все и так будут в хорошем настроении. Позже сообщим. Не надо спешить там, на фронте. Некуда спешить. Берегите людей. Не надо лишних потерь. Один, два, несколько дней не играют те­перь большой роли. Такой была его реакция на мои доклады и вначале боев за Берлин, и в конце их». И все же, Берлин взяли за 7 дней! И в этом был большой политический смысл, но об этом позже.

В.Ф. Седых

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts