За Родину! За Сталина!

За Родину! За Сталина! - Правдоруб - История и аналитика
0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Вот уже сколько лет я живу в новом общественно-эконо­мическом измерении. И даже в новом независимом государс­тве. Я свидетель и участник глобальных исторических собы­тий, которые не могли присниться даже в кошмарном сне. Но размышлять об этом в общем-то не хватает времени. Сегодня мои интересы сведены до минимума. И в этом куцем перечне — книги, брошюры, статьи о сталинской эпохе, о войне, о роли в ней полководцев, о значении тыла, о помощи союзников…

Неважно, что в сегодняшней литературе мало историчес­кой правды… И удивительно, что ни больше в них выдумки, злостной фантазии, всякой шелухи, тем больше эти книги пользуются спросом.

Но есть одна тема, о которой вообще не пишут — ни плохо, ни хорошо. Речь идет о роли коммунистов в той войне. Прав­да, с экрана телевизора иногда проскакивает… Свежо в памяти одно интервью, кажется, из Винницкой области: (это в канун дня Победы)

—      Вы воевали? — спрашивает корреспондент человека в возрасте.

—       А як же?

—      Я так понимаю, что Победу вы добыли в боях, а говорят, что политруки да коммунисты?

—       На передовій я 1х не бачив — вони ховалися в тилу…

Не стоит дальше пересказывать этот разговор. Это типич­ные картинки нашего времени. Это диагноз нашей демократии. Обидно, что на такой чепухе воспитывают новые поколения.

И все же такие разговоры скорее исключение, чем общее правило. Народ давно провел незримую черту между комму­нистами военной поры и теми деградированными членами партии, приведшими страну к гибели.

Тоска о прошлом, о Сталине, о коммунистах? Может быть. Но все объясняется просто: народ хочет увидеть на го­ризонте просвет и быть уверенным в завтрашнем дне, хочет каждый день есть. А для этого ему надо иметь постоянную работу, надо учить детей в школах и институтах, надо обеспе­чить стариков, чтобы они в достатке доживали свой век. Тоска по тем коммунистам потому, что они могли все — с врагами бороться до последней капли крови, воевать, драться за свой народ, созидать, первыми запускать корабли в космос, трудо­выми и боевыми подвигами прославлять Родину. И это не па­тетика. Это реальность!

К сожалению позже, эти коммунисты оказались наивны­ми, доверчивыми своим вождям-предателям!

Но вернемся к тем историческим временам. К началу 1941 года в Красной Армии и на Флоте находилось 560800 комму­нистов — 15% всего состава партии. Коммунисты составляли 12,7% личного состава Армии и Флота. Комсомольцев в армии и флоте насчитывалось более 2 млн. — это пятая часть комсо­мола. Члены ВЛКСМ составляли почти 40% всего личного со­става Армии и Флота. Таким образом в Красной Армии было 52,7% коммунистов и комсомольцев, что, несомненно, обусло­вило невиданную в истории стойкость в боях с врагом.

Первый день войны. Немцы нанесли мощный удар по местам дислокации 4-й армии генерала Коробкова. Это войс­ковое соединение дислоцировалось в приграничной полосе в районе Бреста. За несколько дней до начала войны Генштаб РККА располагая точными данными о времени наступления гитлеровских войск дает указания командующему Коробкову вывести армию в летние лагеря.

Коробков не без ведома командующего Западным окру­гом Павлова не выполнил это указание. Деморализованные части в панике бежали на Восток. И вдруг за Брестом на их пути встали живой стеной безоружные пожилые люди.

—       Именем отцов и матерей, жен и детей, остановитесь!

—       Кто вы? — спросил красный командир.

—      Мы работники обкома партии, — ответил мужчина с кос­тылем. Он задал паникерам гневный вопрос: — Как вам не стыдно, у вас же в руках оружие?! На кого вы оставляете ваши семьи?

Пристыженные бойцы и командиры остановились и стали поворачиваться лицом в сторону врага, начали окапываться.

По преступной вине генерала Коробкова многие части его армии погибли или были пленены. Военный трибунал су­дил Коробкова. Приговор был справедливый, в соответствии с законами военного времени.

В этой войне из 8,5 миллиона погибших солдат и офице­ров Красной Армии, 3,5 миллиона погибло коммунистов. Сре­ди них были те, кто считался совестью армии — политруки, комиссары. Это особая тема. И когда-нибудь найдется истин­ный русский патриот-писатель и правдиво опишет их роль в той жестокой войне.

За первые три месяца войны погиб практически весь по­литсостав Красной Армии. Сколько их безымянных комисса­ров сознательно оставались на смерть, прикрывая отступаю­щие роты и батальоны?! В плен они не сдавались. А если и попадали, то раненные или контуженные. Тут же на глазах сотен и тысяч пленных их расстреливали в первую очередь.

Фронтовики помнят, как часто цепи бойцов под пуле­метным и минометным огнем плотно сливались с землей. Ка­залось, никакая сила не могла их поднять в решающую для дивизии или армии атаку. И тогда под смертельным огнем поднимался политрук. Он понимал в эти минуты бесполез­ность приказа и обращался к тем, в ком был уверен:

—       Коммунисты! За Родину! За Сталина!

И поднимались, и бежали на врага. И падали от смертель­ного свинца… И политрук тоже…

Имя Сталина было магическим и вдохновляло не только советских солдат, но и звало на подвиг бойцов Сопротивления всей Европы. Илья Эренбург писал: «Я был в андалузском от­ряде, где люди сражались насмерть, они назвали свою часть «Батальоном Сталина»… Сколько писем итальянских и фран­цузских героев сопротивления, написанных перед казнью, кончались словами: «Да здравствует Сталин

Если без эмоций, то различные идеологические призывы в критических случаях, особенно во время войн, имеют дав­ние исторические корни. У каждой эпохи были свои объеди­нительные лозунги или призывы. В Первую мировую войну Россию олицетворял Бог и Царь. Тогда офицеры поднимали солдат со словами: «С Богом, в атаку!» или «За Веру, Царя и Отечество, в атаку!»

Помните в фильме «Кутузов»? И выступление перед пол­ками старого полководца, и его призыв: «Вам — ли русским солдатам-детям севера бояться холода и голода?! С нами Бог! Вперед за освобождение русской земли от поработителей!»

Нет, не «ховалися в тилу» политруки. Это злостная кле­вета на павших в боях. В городе Донецке, где мне пришлось жить около десяти лет, есть улица имени Политбойцов. Вот что рассказали мне его старожилы. Немцы уже были недале­ко от города, когда Сталинский обком партии (позже-Донецкий обком) принял решение для защиты города сформировать несколько шахтерских батальонов. Двумя днями позже стало ясно, что этими силами город не удержать. И тогда было ре­шено создать полк из секретарей парторганизаций, работни­ков парткомов, райкомов, горкома партии, партработников близлежащих районов. Уже через день после сформирования подразделения полка вступили в бой. Вплотную подпустив гитлеровцев, роты политбойцов с примкнутыми штыками поднялись в контратаку. С трехлинейками на перевес, рядом с мужчинами шли в бой и женщины. Слушая тот рассказ, труд­но представляется, чтобы хрупкая женщина с винтовкой, и в штыки… Как же надо было любить свою землю, свою Родину! Политбойцы контратаковали яростно и стремительно. Немцы в прямом смысле были ошеломлены. Но ни одна женщина не вернулась с того боя. Седой как лунь комиссар полка после боя плакал. Это он взял грех на душу, уступил их настойчивым просьбам зачислить в полк политбойцов.

Немцы поняли, что имеют дело с людьми стойкими, одер­жимыми. Атаки отборных немецких частей не имели успеха. В контратаку бойцы поднимались молча, стиснув намертво зубы. Никто не призывал идти в бой за Родину, за Сталина. Необходимости не было. В непрерывных схватках прошло не­сколько дней. Уже отступили далеко на Восток части Красной Армии. От поселка Рутченково отошли остатки шахтерских батальонов. А полк политбойцов сражался. И когда осталось в живых единицы, они пошли на прорыв.

Из истории войны известны факты формирования ком­мунистических рот, батальонов, полков. Но эти подразделе­ния и части состояли не только из коммунистов, здесь были комсомольцы, беспартийные, рабочие, интеллигенция. Донец­кий полк, единственный во Второй мировой войне, состоял из политических работников, из людей твердого сплава. Полк, к сожалению, забытый неблагодарными потомками.

После смерти Сталина пройдет немало времени. И не раз в критические минуты, на грани между жизнью и смертью, настоящие патриоты — внуки и правнуки героев Отечественной защищая свою Родину, генетически будут следовать их славным примерам с именем Сталина на ус­тах. Я слышал этот рассказ от одного капитана, участника афганской войны.

Батальон их дивизии, выполняя боевую задачу, попал в засаду. Распластанный на склоне горы, среди змеиных троп, он был прекрасной мишенью для моджахедов. В первые же минуты от батальона осталась половина. Афганцы были хо­рошие стрелки. Среди убитых был и комбат. Еще пять, десять минут и оставшихся в живых поминай как звали… И тогда над растерзанным батальоном встал прапорщик. Он вспом­нил такие слова…

— Батальон, за Родину, за Сталина!

И неведомая сила подняла советских солдат, внуков тех, из времен Отечественной. И остатки батальона в одно мгнове­ние прорвали окружение. Каково же было мое удивление, ког­да в день Победы я услышал песню об этом эпизоде афганской войны. И мощным аккордом звучали заключительные слова этой песни:

«Он был вождем, вождем своей державы И вспомним мы еще не раз о нем!»

В.Ф. Седых

0.00 avg. rating (0% score) - 0 votes

Related posts